Вы здесь

суббота, 10 марта 2018

"Возвращать нужно не территории, а людей" — интервью Виктора Медведчука российскому изданию

Украинский политик Виктор Медведчук — о дружбе с президентом России, о «внешнем управлении» Вашингтона и об отце, отбывавшем срок за участие в антисоветском подполье.

Отношение украинского политического мейнстрима к Виктору Медведчуку можно назвать в лучшем случае напряженно-прохладными. «Кум Путина», «наместник Кремля в Киеве», «самый влиятельный зрадник Украины» — и это самые мягкие определения, которые использует местная тусовка в отношении Медведчука. В начале 2000-х его считали главным закулисным соперником Виктора Януковича в борьбе за титул преемника президента Кучмы. После бегства Януковича Медведчук тоже ушел в тень, но фактически остался главным пророссийски ориентированным политиком Украины. В нынешних украинских реалиях это означает почти абсолютное отсутствие рейтинга. И нулевые шансы прийти к власти демократическим путем. Но как ни странно, электоральные проблемы не особо беспокоят Медведчука. Он не скрывает своих властных амбиций, но замечает, что «при нынешней власти не имеет цели заполучить какую-то должность». Однако влиятельность Медведчука определяется совсем не рейтингом. Пожалуй, главный его актив — дружба с президентом России. Как говорят в Москве и Киеве, Медведчук — единственный украинский политик, которому доверяет Путин. Во время нашего интервью я увидел, что он понимает: возвращение в публичную политику явно затянулось. Но форсировать процесс он собирается только на своих условиях.

— Недавно вы заявили, что Украина испортила отношения со многими соседями, упомянув Польшу. Вы вините в этом Киев?

— Действительно испортила. Посмотрите сами: в последние годы Украина регулярно оказывается в эпицентре серьезных дипломатических скандалов. У нас достаточно сложные отношения не только с Россией, Беларусью, но, как оказалось, и со многими европейскими соседями… Кстати, именно теми, которые еще недавно считались союзниками и евролоббистами Украины. К сожалению, наша проевропейская власть — то ли по скудоумию отдельных политиков, то ли по злому умыслу — подняла множество острых, крайне болезненных вопросов, разбередила старые раны.

Вы знаете, недавно Польский сейм, а затем и Сенат поддержали закон, в котором предусмотрена уголовная ответственность за отрицание преступлений украинских националистов. В ответ мы слышим негодующие заявления представителей официального Киева.

Теперь задайтесь вопросом: почему появился разлом в польско-украинских отношениях, кто виноват? Ведь долгие годы (с 2003-го по 2014-й) этот вопрос не появлялся на повестке дня. Я хочу напомнить, что в начале 2000-х руководство Украины и Польши приложило немало усилий, чтобы сгладить противоречия между нашими народами: был создан Консультационный комитет президентов Украины и Польши, я представлял Киев, а Варшаву — Марек Сивец. Мы выстраивали диалог между странами, пытались наладить отношения. И нам это удалось благодаря предложенной в качестве компромисса формуле «Прощаем и просим прощения».

Но с приходом так называемой проевропейской власти польско-украинский конфликт разгорелся с новой силой. Героизация воинов ОУН-УПА (запрещенная в России организация — прим. ред.) и, в частности, Степана Бандеры… все это вызвало крайне негативную реакцию у наших соседей. Столь радикальную позицию Киева в Польше восприняли как проявление пещерного национализма. Иначе и быть не могло. Теперь дальше… Украина приняла скандальную «языковую норму» в новом законе «Об образовании», проявив неуважение к языкам национальных меньшинств, что сказалось на отношениях с Румынией, Молдовой, Венгрией, опять-таки с Польшей… Таким образом Украина испортила отношения с соседями из «дружной европейской семьи», в которую намеревается войти.

— Украина приняла закон о приоритете государственного языка. А что в этом плохого-то, Виктор Владимирович?

— В том, что этот закон является сугубо политическим, он свидетельствует о наступлении на конституционные права национальных меньшинств, а особенно и в первую очередь на права русскоязычных граждан. По этому вопросу есть решение Венецианской комиссии. По сути, она подтвердила ту оценку «языковой поправки» к статье 7 Законопроекта «Об образовании», которую я дал сразу же после принятия этого документа. Эксперты ВК хорошо понимают роль и место русского языка в Украине.

Я говорил это раньше и готов повторить сейчас: русский язык в быту используется даже чаще, чем украинский. Однако Украина не только приняла этот закон, поправ Конституцию, в статье 10 которой говорится: «В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины», но и не намерена выполнять требования ВК.

— Вы постоянно говорите: Украина, Киев. Имеете, наверное, в виду украинскую власть?

— Конечно, я разделяю украинскую власть и украинский народ, потому что сегодня власть — это одно, а народ — другое. Подчеркиваю это.

— Вы считаете, что украинский народ не хочет сильной, самостоятельной Украины?

— Вот как раз здесь интересы народа и власти кардинально расходятся. Народ хочет, чтобы страна была сильной, независимой, но это невыгодно власти. Поэтому все решения, которые принимаются сегодня — от политики до социально-гуманитарной сферы, ― идут вразрез с интересами народа. Скажу больше: народ никто не спрашивает. Сейчас наша власть безропотно выполняет все требования Запада и в первую очередь Вашингтона. Нам постоянно твердят о субъектности, независимости, суверенитете… Но о какой независимости, о каком суверенитете может идти речь, если центр принятия всех решений у нас сегодня находится в… посольстве США? Если у нас высшая политическая инстанция в стране — это посол США? Мы постоянно слышим требования Запада: провести приватизацию, открыть рынок земли, поднять пенсионный возраст, повысить тарифы. Вот последний пример: требование МВФ, Всемирного банка, Вашингтона, Брюсселя, касающееся принятия закона об антикоррупционном суде. А как звучат эти требования? «Вы должны подать тот закон, который разработали мы, где Высший антикоррупционный суд будет формироваться не вами, а нами»! Украине не просто навязывают точку зрения, а прямо указывают, что надо сделать, причем и по пунктам: первое, второе, третье…

— Тогда надо говорить и о том, что в предыдущие годы все указания шли из Москвы.

— Можете привести хоть один пример такого вмешательства со стороны России? Тогда и поговорим.

— Справок с печатью о вмешательстве не дам, но достаточно свидетельств и показаний политиков, рассказов непосредственных участников. И в тусовках, на встречах говорили, что Москва навязывает Киеву свою политику, свое видение.

— Это разговоры, слухи, а не доказательства. Вы правильно отметили ― «в тусовках». «В тусовках», при личных встречах непубличные заявления могут быть разные. Но фактического и тем более публичного давления со стороны России на Украину, как это сегодня делают США, никогда не было.

— То есть вы отрицаете, что до 2014 года Киев был абсолютно лоялен к Москве?

— Согласитесь: лояльность и управление в «ручном режиме» — это разные вещи. Украина демонстрировала в отношении России дружескую, соседскую, братскую политику. Почему? Потому что это было выгодно в первую очередь для Украины. И в экономическом, и в геополитическом плане.

— И вы хотите вернуть Украину в сферу влияния Москвы и не отдать Вашингтону? А что Россия-то может предложить Украине?

— Меня в корне не устраивает постановка вопроса, когда Украину рассматривают как объект внешнего влияния. Украина должна быть независимой и суверенной. Субъектом, а не объектом международной политики. Что касается выгод от сотрудничества с РФ, надо понимать: в России наши рынки сбыта, там наши партнеры, налаженная кооперация. Сейчас после разрыва отношений с Россией и подписания (как я часто говорю — и это соответствует действительности) кабального договора о создании ЗСТ с ЕС мы видим падение экономики Украины. Обвалилась национальная валюта, упали социальные выплаты, растет безработица и преступность, просто катастрофическое положение в гуманитарной сфере, потеряны хозяйственные связи с неконтролируемыми территориями Донбасса вследствие экономической блокады. Только восстановив торгово-экономическое сотрудничество с РФ, мы сможем поднять экономику, а значит обеспечить реальный фундамент собственной независимости.

― С другой стороны, Украина хоть и с трудом, но пытается заимствовать западные стандарты. Тот же антикоррупционный суд, НАБУ (Национальный антикоррупционый комитет — прим. ред.). Это плохо, по-вашему?

― Скажу честно, это великолепно. Борьба с коррупцией жизненно необходима стране. Вопрос в другом: как она ведется? Бывший вице-президент США Джо Байден сделал интересное признание: он «отчаянно взволнован регрессом в борьбе с коррупцией в Киеве». Подождите, но разве не Америка постоянно заявляла, что курирует антикоррупционные реформы в Украине? Тот же Байден об этом говорил неоднократно. Так с чем они боролись и как? И почему сегодня Украина имеет такой уровень коррупции, какого не видела за все годы независимости, даже во времена Януковича? Потому что цель всех этих кураторов — не борьба с коррупцией, а полное подчинение Украины.

Поэтому заявления Запада (даже не заявления, а шантаж, ведь нам каждый раз угрожают, что перекроют «кредитный вентиль») я воспринимаю исключительно как вмешательство во внутренние дела независимого государства.

Что касается западных стандартов, о которых вы говорите, то да, я за то, чтобы НАБУ было независимым в системе правоохранительных органов, но независимым не только от украинской власти, но и независимым от тех, кто сегодня им руководит. А НАБУ руководит Вашингтон.

- Чем это подтверждается?

— Это не только подтверждается, это очевидно, это уже давно не скрывается. Главы НАБУ и САП (Специальная антикоррупционная прокуратура — прим. ред.) урегулируют свои конфликты в посольстве США. Посол Соединенных Штатов вынуждена оправдываться, говоря, что «Вашингтон не влияет на НАБУ». Американская торговая палата, презентуя результаты опроса об отношении бизнеса к коррупции приглашает организовывает на этом предприятии настоящий пиар-бенефис для директора НАБУ Артема Сытника. Поэтому еще раз повторю: я обеими руками за то, чтобы бороться с коррупцией. Но то, что нам предлагают, это не борьба с коррупцией, а сдача суверенитета. Бывший вице-президент США Джо Байден под одобрительные смешки в Совете по международным отношениям США рассказывает, как дал шесть часов на увольнение генерального прокурора Виктора Шокина и получил желаемое. Какие еще нужны доказательства прямого внешнего управления нашей страной? Это циничное попрание интересов Украины, и я, как гражданин Украины, буду бороться с этим.

— Вы находитесь под санкциями США. При этом сейчас идут разговоры о новых санкциях против вас. Как прокомментируете?

― Я воспринимаю санкции как признание моих заслуг. США ввели их еще в 2014-м, так что у меня «звание Героя» уже есть, наверное, хотят мне вручить вторую «Звезду». Буду дважды героем. А если серьезно, то я расцениваю санкции США как инструмент политического преследования за ту жесткую и принципиальную позицию, которую исповедую и которой придерживаюсь, борясь против внешнего управления. И моя позиция за эти годы не изменилась. Если США хотят дать новую оценку моим заслугам, поднять их на новый уровень — что ж, так и быть.

― Но эти санкции ведь как-то влияют на ваш бизнес?

— Из-за американских санкций я бизнесом не занимаюсь, но есть активы, которые принадлежат моей семье.

― В «Википедии» я прочел статью про вашу якобы яхту «Роял Романс», которая пришвартована сейчас в Монако. Источник сведений ― материал депутата и журналиста-расследователя Сергея Лещенко. Что скажете?

― Вы знаете, у меня сейчас два иска в суде, я сужусь с этим автором, более того, я точно у него выиграю. Потому что то, что он пишет обо мне, ― циничная ложь.

― Но все же ответьте, Виктор Владимирович: яхта — ваша? Вы на ней ходите?

― Обо всем, что касается бизнес-активов, которые принадлежат мне и моей семье, я никаких комментариев не даю в целях безопасности.

― Но это же ваши деньги? Почему не хотите говорить о том, что заработано вами?

― Потому что я живу в стране, где есть люди, которые стремятся манипулировать подобной информацией. Рассуждать по поводу яхт, домов, предприятий, любых других активов, чтобы это вызвало сложности для меня и моей семьи, я не собираюсь. Но я открыт во всех вопросах активов и доходов, как этого требует закон, перед налоговыми и любыми правоохранительными органами Украины. На все вопросы, которые мне задавались, я всегда отвечал в полном соответствии с действующим законодательством. Поэтому все, что заработано мной и моей семьей, задекларировано, и это известно тем, кому это положено по закону знать… И вы прекрасно знаете, что моя семья и я находимся под реальной угрозой в Украине, на меня неоднократно готовились покушения, есть официальные заявления по этому поводу в полицию, в Генпрокуратуру, которые отказывались возбуждать уголовные дела. Мы решениями судов их заставили это сделать. На днях к моей физической ликвидации призвал глава партии «Братство» Дмитрий Корчинский. Ранее подобные угрозы звучали из уст украинских парламентариев — представителей партии «Народный фронт» Андрея Левуса, Сергея Высоцкого, Николая Княжицкого. В феврале прошлого года народный депутат Владимир Парасюк заявил: «Я считаю, что Медведчука нужно уничтожить физически, этим должны заниматься спецслужбы». Мой офис, где вы сейчас находитесь, трижды подвергался нападениям, его пытались сжечь. И хотя сам я абсолютно прозрачен для государства и налоговых органов, хотя декларирую все доходы мои и семьи, хотя мы платим миллионы налогов, обсуждать эту тему я не вижу необходимости.

— Вы очень активны в переговорах по обмену пленными. Многие семьи вам благодарны за это. Однако в Киеве уверены, что вы используете эту тему для продвижения пророссийского курса, являясь агентом Кремля, кумом Путина…

— Я хочу восстановить нормальные российско-украинские отношения. Я этого никогда не скрывал и не скрываю! Я говорю открыто, публично, что нам надо восстановить отношения между нашими странами. Более того, я даже уверен, что мы их в недалеком будущем восстановим. Сами люди этого хотят. Они устали от напряженности, которая исторически противоестественна для наших народов. Нам нужны мир и дружба.

— Как это сейчас возможно? Речь ведь идет уже о разрыве дипломатических отношений, введении визового режима. По-вашему, насколько вообще вероятно, что он будет введен в ближайшее время?

— Надеюсь, этого не будет. Потому что пострадают в основном украинцы, которые ездят в Россию на заработки. Россияне же не ездят массово в Украину работать, согласитесь. Если кто-то в Киеве от небольшого ума или его отсутствия (а таких достаточно в украинской власти) собирается ввести визы, то они должны понимать, что Россия ответит симметрично, и из-за этого пострадают миллионы украинцев. Есть же официальная статистика: в прошлом году на заработки в Россию ездили около 2,7—3 млн граждан Украины. Это население небольшой европейской страны! Конечно, если бы эти люди могли заработать деньги в Украине, они бы работали в Украине, но не могут этого сделать! Почему не могут, чья вина? Вина власти, неграмотной, непрофессиональной политики руководства Украины.

— Потеря Крыма и Донбасса, считаете, тоже проблема руководства Украины?

— Проблема руководства Украины в том, что мы с каждым днем все больше отдаляем от себя людей, которые там живут. Я вам говорил еще в прошлом интервью, что сегодня, согласно действующему законодательству и Конституции Украины, Крым ― это территория Украины, он де-юре в Украине. А де-факто это сегодня территория России. Но скажите мне, что делает власть в Киеве, чтоб вернуть Крым? Я считаю, что не делает ничего.

Категория: 

Комментарии

Добавить комментарий

Топ Новости

Цитата дня

"Прощай немытая Россия, страна рабов, страна господ и вы мундиры голубые, и ты, им преданный, народ",- президент Украины процитировал строки Михаила Лермонтова.

Петр Порошенко

Выбор редакции

Задержанный СБУ россиянин дал показания о переправке РФ наемников "Вагнера" в Сирию (ВИДЕО)

"Они выдержали, не выдержал бетон": Украина сегодня чтит память "киборгов" донецкого аэропорта (ВИДЕО)

Отличился искусственный интеллект: NASA обнаружило новую экзопланету